April 20th, 2012

9

(no subject)

Марк уходит, вообще уходит из академии, и это ужасно грустно. Нас наняли в один год, мы одновременно всему учились, одновременно набивали шишки, друг друга утешали и вообще всячески поддерживали. Вчера был его последний урок, и по этому поводу он, Джордж и я пошли выпить в заведение напротив.

Конец семестра, только что закончились вечерние классы, так что заведение полно-не пробьешься. И полно, разумеется, нашими студентами. Профессора там не так часто бывают, поэтому нас на каждом шагу останавливают, говорят слова, подходят к столику. Поговорить втроем толком не удалось, ну да и ладно. Ужасно приятно и удивительно. Ну, т.е. про Джорджа с Марком ничего удивительного, они оба гениальные преподаватели.

Совершенно поразил один наш общий с Джорджем студент. Подсел к нам; не слушая возражений, заказал всем чего-то выпить и разговорился. Черный парень, я бы на вид не дала ему больше 35 (оказалось, 50), полицейский. Пошел в колледж в 44, удивился, как легко учиться, и решил продолжить в Law School.

Спросила, почему он не пошел учиться раньше. Да, говорит, как-то и в голову не приходило. Параллельный мир. Помню, когда впервые услышал про Холокост, страшно удивился. Пристал к маме: почему эти белые люди убивали друг друга?

Джордж спросил: кто твой любимый писатель? Он: Хемингуэй. Студент - меня: а твой? - Наверное, Достоевский. - Он (первый в его семье, закончивший школу): да, я его тоже очень люблю.

Офигеваю и восхищаюсь. Нам, начинавшим здесь все с нуля, тоже было нелегко, но даже и сравнить невозможно с тем, через что пробился этот парень.